История Франции

Повседневная жизнь французов в замках Луары в эпоху Возрождения. Правление Людовика XI

Сегодня мы узнаем о жизни во времена Людовика XI в замках Амбуаз и Плесси-ле-Тур и поймём, что Ренессанс уже расправил свои крылья во Франции. Король становится более свободным в отношении выбора приближенных, строгие правила уже не навязывают ему таких ограничений. Да и замки уже не напоминают те мрачные крепости, которые были нужны только для того, чтобы выждать осаду и защититься от наступления врагов. Теперь это хоть и крепости, но более светлые, с живописными садами внутри двора и даже зверинцами с редкими видами животных.

Турень, Амбуаз и Плесси

Людовик XI является первым королем Франции, который провёл практически всю жизнь в сердце того региона, где он родился. Примечательно, не правда ли?

А родился он 3 июля 1423 года во дворце епископа в Бурже. Детство будущий король провел в Лош, видел Жанну д’Арк в зените славы, после освобождения Орлеана. По специальной программе, созданной гуманистом Жаном Жерсоном, ректором Парижского университета, Людовик осваивал риторику, грамматику, математику, музыку, религиозную и светскую историю. Во второй половине дня занимался физическими упражнениями, учился стрелять из лука, а также обращаться с клинком и копьем. [1]

В 1433 году Людовик вместе с отцом, матерью и сёстрами переехал в Амбуаз. Король-отец совсем недавно вступил во владение этим замком, который был расположен в местности, похожей на Лош. Замок Амбуаз на обрывистом мысе, где живописная речка Амасс сливается с Луарой.

Замок Амбуаз
Photo: Inha Bae

В XI веке каменный донжон сменил деревянные оборонительные сооружения, а в церкви рядом хранились мощи святого Флорентина. После присоединения Амбуаза к королевскому домену в 1434 году, Карл VII провёл ремонтные работы, укрепление крепостных валов и организовал постройку Часовой башни над потерной*.

*Потерна – закрытый проход в крепостных сооружениях, сообщение в виде галереи.

В этом же году юному дофину Людовику оказали торжественный приём в городе Тур. В 1436 году, в день святого Жана – 24 июня, состоялось венчание Людовика и Маргариты Шотландской (дочь короля Якова I). Дофину было почти 13 лет, в его невесте всего 11. Людовик был облачён в серо-голубой, расшитый золотом бархат, а Маргарита одета в длинную мантию принцессы и увенчана короной. На следующий день в часовне жених поцеловал невесту и их разлучили до достижения брачного возраста.

Маргарита Шотландская. Первая супруга Людовика XI

Принцесса жила в окружении приближенных королевы, своей свекрови, сочиняла стихотворения на французском языке, фактически ведя жизнь затворницы. А её супруг Людовик принимал активное участие в борьбе против англичан и военных кампаниях по освобождению королевства от Живодёров.

Ещё стоит сказать, что Маргарита придерживалась строгой диеты – питалась только зелёными яблоками, и пила уксус. Кроме того, девушка сильно затягивала корсет, чтобы сохранить талию. Такой образ жизни подорвал здоровье Маргариты. И надежды Людовика на появление ребёнка так и не оправдались. Супруга дофина умерла от воспаления лёгких 16 августа 1445 года. Ходили слухи, что она была неверна своему мужу, и это приносило ему лишние страдания. Всё это дополнялось интригами против него, которые плели фавориты Карла VII (его отца), к тому же Людовик сильно невзлюбил любовницу отца Аньес Сорель.

В итоге, дофин сбежал из Франции в августе 1456 года и нашёл убежище в Брюсселе при бургундском дворе. Людовик получил в подарок от дяди, герцога Филиппа Бургундского, замок в Женаппе. И летом 1457 года поселился там вместе со своей второй супругой Шарлоттой Савойской.

Здесь они вели простую жизнь в течение 5 лет. Мало с кем были знакомы, посещали лишь незнатных дворян по соседству. По утрам дофин молился и слушал мессы. Завтракал он на ходу, отправляясь на псовую или соколиную охоту. Последние новости он узнавал у простолюдинов, например, у цирюльника Оливье ле Дена, который впоследствии стал его правой рукой. При маленьком дворе популярны были занимательные истории, например, «Сто новых новелл», которые сочинили при дворе Филиппа Бургундского.

Людовик XI

Людовик был, как говорят, «себе на уме» – хитрым, скрытным, умел притворяться. Не любил рыцарские забавы и шумные празднества, скромно одевался. Он был внимательным и вдумчивым созерцателем жизни – от всего необычного до самого заурядного. [2]

Мемуарист де Коммин был человеком, близким к Людовику, и оставил такие записи о нём:

«Когда он был в раздумье, при этом вид у него был такой, что людям, его не знавшим, он мог показаться странным и его можно было принять за недоумка, но поступки его свидетельствовали об обратном».

Пребывая в таком необычном состоянии, Людовик, похоже, создал для себя глубокое понимание человеческой сути, и это очень помогало ему при общении с другими людьми.

Возвращение во Францию

В июне 1461 года Карл VII умер в замке Мен-сюр-Йевр. Получив это известие, Людовик сразу вернулся во Францию. После коронации он прибыл в долину Луары и торжественно въехал в город Тур. Новый король много сделал для тех мест, где прошло его детство. Была основана ткацкая мастерская по изготовлению шёлковых тканей, в 1470 году производство золотых тканей было переведено из Лиона в Тур. Кроме того, король открыл судоходство на Луаре, продолжил строительство дамб для укрепления берегов.

Тур стал настоящей столицей королевства. Отсюда Людовик XI отдал приказ, который ознаменовал новый этап борьбы против своего брата Карла и недовольных, объединившихся за его спиной в Лигу.

Здесь были созваны Генеральные Штаты в 1468 году. На них было решено, что Нормандия ни при каких обстоятельствах не может быть отчуждена от королевского домена.

Замок Амбуаз. Зал Штатов

Королевский брат Карл практически получил во владение самое богатое Нормандское герцогство, но, в итоге, ему лишь назначили годовую пенсию в размере 12000 ливров. А произошло это не только из-за решения Генеральных Штатов, но и из-за недоразумений между Карлом и графом Бретонским, которую Людовик умело довел до враждебности и ввёл свои войска в Нормандию. Там король урегулировал конфликт и изгнал брата из этого герцогства. В это время соперник короля Карл Смелый был занят восставшим городом Льеж.

После этого противостояние Карла Смелого (Charles le Téméraire), герцога Бургундского, и короля Людовика XI продолжилось. Союзники Карла вышли из игры, и он решил действовать один. Людовик выказал полное доверие к Карлу и согласился провести переговоры на его территории.

Это было явной ошибкой. Когда король прибыл в бургундский стан в Перонне, где был встречен торжественно и удобно размещен в замке — пришли вести из вновь восставшего Льежа. И оказалось, что толпу подстрекали люди короля Людовика. Это вызвало гнев Карла.

Людовик оказался в опасности и вполне мог оказаться в мрачной темнице. Карл Смелый приказал окружить королевскую резиденцию и никого оттуда не выпускать – под тем предлогом, что там украли драгоценности. Унизительное заточение Людовика продолжалось 3 дня.

Карл, посовещавшись с приближенными, пришёл в покои короля и выставил свои требования:

— Людовик соблюдает все условия договора с Лигой;

— отправляется с ним в Льеж.

Людовику было сложно возражать, но, всё же, не потеряв самообладания, он смог добиться, что его брат получит не Нормандию (очень кстати было решение штатов), а Шампань и некоторые соседние земли.

Карл Смелый

Король действительно сопровождал Карла Смелого в походе на Льеж, это было для него унижением. Восстание было подавлено, но многие жители пали жертвами сильных морозов. Карл приказал сжечь все дома и разрушить кузницы, чтобы больше там не делали оружие.

И, наконец, король был отпущен в свою столицу. Верные парижане решили поиздеваться над своим правителем, научив попугаев и сорок кричать «Перонн! Перонн!», напоминая королю о городе, где он провёл своё заточение.

Результатом всей этой встречи стал мир, заключенный в марте 1469 года в замке Амбуаз, недалеко от Тура, на условиях, которые навязал королю герцог Бургундский.

Через несколько месяцев, в августе, в капелле коллегиальной церкви Святого Флорентина король создал орден Святого Михаила, чтобы объединить верных ему людей для защиты церкви и государства. А замок Лош стал государственной тюрьмой, и его стенам предстояло увидеть знаменитых заключенных.

Орден Кавалеров Святого Михаила

Даже в период борьбы против Карла Смелого король не желал надолго оставаться в одной из своих официальных резиденций, он всегда стремился вернуться в Турень. Тем не менее он навещал в замке Амбуаз свою супругу Шарлотту Савойскую, которая рожала ему детей, в то время, как он открыто изменял ей. Например, в 1476 году он привёз из Лиона целых два «трофея»: девиц лёгкого поведения – Пас-Фийон и Жигон. Людовик разместил их в Амбуазе, в двух шагах от королевских апартаментов.

Амбуаз для королевы

Королева Шарлотта Савойская не скучала без короля и шикарно жила в самой резиденции – замке Амбуаз. Ей прислуживали 15 придворных дам, 12 камеристок и более 100 служащих челядинцев – камергеров, секретарей, советников, финансовых поверщиков, капелланов (домовых священников), а также музыкантов, медиков, конюших и других слуг.

Шарлотта Савойская. Вторая супруга Людовика XI

Комнаты замка были украшены пушистыми коврами, гардинами, стены обиты красной, чёрной, зелёной и белой саржей. Там стояли кровати с роскошными балдахинами, отделанными драгоценными камнями. Королева могла любоваться собранием гобеленов, изображавшим «Историю Трои», «Источник молодости», различные растения. На стенах висели зеркала в золотой оправе и разные картины, например, «Рождество».

Королева следила за модой, имела 50 платьев (роб) из ярко-красного, серого, чёрного, фиолетового атласа и шёлка, из расшитой золотом ткани, кипрского камлота, миланского бархата и других тканей. Многие наряды были предназначены для королевских приёмов. Некоторые были оторочены мехом горностая, французской куницы, соболя или ломбардского ягненка.

В ларцах хранились драгоценные украшения: «бриллианты граненые, плоские, голубые и отшлифованные с двух сторон, рубины, бирюза, золотые браслеты, усыпанные заморскими камнями, золотые цепочки, цепочки с эмалями, ожерелья из восточного жемчуга, бриллиантовые цветы лилии, камеи, оправленные в золото».

В 1470 году бюджет королевы на содержание дома составлял 37000 ливров.*

*Ливр (фунт) – золотая монета, весившая в XVI веке около 3,8 гр. Чеканили ещё серебряные ливры, весом около 14,2 гр. Ливр всегда делился на 20 су или 24 денье.

Сумма для содержания дома складывалась из годового пенсиона (10000 ливров), который выделял король. Остальную часть составляли поступления от соляных амбаров Парижа, Бове, Труа, Нарбоны и пошлины за судоходство по Сене.

Сохранились записи о королевских расходах в 1470 году. Вот некоторые статьи расходов:

— питание – 15000 ливров;

— покупка мебели и одежды – 5000 ливров;

— обувь – 900 ливров.

Королева купила более 350 локтей ткани на платья себе, придворным дамам (обычно на пошив одного платья уходило 3-4 локтя ткани) и на одежду для бедных. Услуги портного обошлось в 2000 ливров.

Не обошлось без расходов на драгоценности, но они были совсем скромные – всего несколько сот ливров. Королева приобрела «златотканое колье, усеянное белыми и красными анютиными глазками», «золотую заколку для прикрепления страусиных перьев к шляпе», «восемнадцать цветных эмалей на серебре для герба на дверцах экипажа».

Мелкие покупки были связаны с развлечениями – принадлежности для шитья и вышивки, колоды карт, книги, пергамент и бумага, заказ миниатюр художнику из Тура – Жану де Лоне.

Учитывая столь разнообразный список расходов, у королевы оставалось ещё около 4000 ливров. В силу необходимости ей нужно было быть экономной. Большую часть своего времени королева посвящала воспитанию детей – старшей Анне (1461 года рождения), младшей Жанне (1464 г.р.), Карлу (1470 г.р.) и Франциску (1472 г.р.). Карл остался единственным наследником престола, так как его брат умер через год после рождения. Старшая дочь Анна в 1474 году вышла замуж за Пьера де Бурбона, сеньора Боже. Жанна была некрасива, по приказу короля обручилась с его кузеном Людовиком Орлеанским, будущим Людовиком XII.

Как королева ещё проводила время? Читала книги. Её библиотека включала в себя более 100 томов, в том числе такие религиозные книги, как Новый Завет, Псалтырь Людовика Святого, «Жизнь святого Венсена и других святых», «Золотая легенда», «О граде Божьем» Блаженного Августина, трактаты о морали, например, «Странствия по человеческой жизни» Гийома де Дегийвиля, а также «Чудеса мира», «Книга о травах и деревьях», «Книга о свойствах вещей», «Декамерон» Боккаччо и многие другие.

Плесси-ле-Тур – любимая резиденция короля

Людовик XI отдавал предпочтение замку Плесси-ле-Тур. Изначально домен Ле Монтиль принадлежал королевскому камергеру Одуану Тушар де Майе. И в этой местности располагался охотничий домик, в котором останавливался король Карл VII. В 1463 году Людовик XI приобрел эти угодья за 5500 золотых экю и сразу начал перестраивать.

В то время домен уже назывался Плесси-дю-Парк (с французского «Плесси в парке»). Здесь было большое охотничье хозяйство, богатое дичью. Это было надежное место для уединения.

Замок имел несколько линий укреплений. Сначала путники оказывались перед крепостной стеной, проезжали по подъемному мосту и оказывались в просторном квадратном дворике, где размещались гвардейцы короля. После нужно было проехать ещё один мост через крепостной вал, который служил защитой второго двора замка. Слева от входа находилось крыло королевских апартаментов – по 3 комнаты на первом и втором этажах. С застеклённой галереи король мог наблюдать за всеми входящими и выходящими. Королевские покои были отделены молельней от залов для приёмов послов. Эти залы были освещены люстрами и серебряными факелами, украшены гобеленами из Фландрии и обставлены бархатными стульями.    

Справа находилось здание, там жили приближённые и советники короля. Один флигель был построен специально для двоюродного брата и зятя короля, герцога Орлеанского. Людовик XI не доверял ему и старался держать его на виду. В подвалах замка располагались галереи, нижние залы, кухня и карцеры.

Замок Плесси-ле-Тур

Король стал безвылазно жить в Плесси после 1475 года. Он опасался покушений на свою жизнь, поэтому приказывал совершать частые обходы окрестных лесов. Были улучшены оборонительные сооружения, в стену вделаны прутья с остриями, а на самой высокой части стены установлены 4 сторожевые вышки. 40 лучников, которые стояли там на посту, имели строгий приказ стрелять в каждого, кто приблизится ночью к замку.

Усиленные меры безопасности и каждодневное присутствие вблизи замка приближенных короля – Оливье ле Дена и Тристана Пустынника породили множество слухов о быстрых и жестоких расправах. Тем не менее исторических подтверждений этому не нашлось. Король хоть и любил общение с людьми и прогулки на свежем воздухе, но всегда боялся покушений.

Поэтому Людовик постоянно следил за подчиненными, часто менял слуг и периодически бывал на кухне, задавая каверзные вопросы, которые порой становились основой для анекдота:

Король спросил у 15-летнего помощника булочника из Берри, сколько ему платят за работу: «Ты работаешь и зарабатываешь? – Точно так же, как король. – А сколько зарабатывает король? – На расходы ему, как и мне, хватает».

Ну что тут скажешь? =)  

Устраивал ли король пышные пиры?

Нет, он предпочитал есть в одиночестве. Хотя бывало приглашал нотаблей, живших по соседству. Гости обычно беспокоились, когда отправлялись в гости к королю, ведь никому не было известно, чем мог закончиться такой обед для приглашённого. Поэтому крупные сеньоры стремились находиться подальше от Плесси.

Врач Жак Куатье был очень близок к королю в последние годы его жизни и был единственным человеком, который позволял себе резкость в общении с державной особой. Людовик давал ему доходные должности. Например, в 1476 году назначил вице-президентом счётной палаты, а в 1482 – президентом, при этом не заставлял своего врача выполнять должностные обязанности. На следующий год Куатье добился для своего племянника Амьенского епископства, а для себя – месячной пенсии 10000 золотых экю.

Врач проверял всё, что подавалось королю на стол. Готовил для короля замечательный повар Жан Пастурель. До наших дней дошёл список блюд, которые подавали в то время королю. Надо сказать, что это совсем не диетическое питание.

Итак, среди блюд были королевская хлебная похлёбка, суп с клецками (кусочками теста, приготовленными в остром соусе или сваренными в молоке), суп с гранатами, белая колбаса из мяса каплуна; рябчики, простые и греческие куры, куропатки, ежи, аисты; панты молодого оленя, мелко нарезанные и пожаренные в топлёном свином сале; и всё это под разными соусами – лимонным, из выдержанного вина или соусом «додин» из птичьего жира.

В кремы добавляли золотистый песок, миндальную или розовую пудру. Также подавали «белый изюм» или «изюм в листьях инжира» вроде вафельных трубочек, «которые развлекали гостей, когда те уже сыты и сидят за столом лишь для того, чтобы вести беседы и пить». На стол короля подавали лучшее вино из Орлеана, Бона, Бордо и Экса.

Чем ещё занимался король?

Часто охотился в заповедниках близ Плесси. К охоте Людовик относился, как к развлечению, и отправлялся на неё только после того, как решит неотложные государственные дела. Филипп де Коммин в своих «Мемуарах» написал о страсти короля к псовой и соколиной охоте:

«Вставал он рано утром, весь день в любую погоду преследовал оленей и иногда забирался в самую глушь. А потому возвращался обычно усталым и почти всегда на кого-нибудь разгневанным: ведь это такое занятие, при котором не всегда добиваются желаемого… Бывало, его охота длилась несколько дней, и он останавливался передохнуть в деревнях, если тому не мешали известия об очередной войне».

Когда король постарел, он старался скрыть свое болезненное состояние от самого себя. Компенсировал это покупкой различных животных для зверинца, конюшни и псарни, даже старался заселить леса редкими видами.

Король Англии присылал ему в подарок охотничьи атрибуты – рожки и кожаные бутылки. Европейские князья дарили собак, чтобы снискать благосклонность Людовика.

Любимые собаки жили в роскоши: борзые носили ошейники из ломбардской кожи с золотыми клёпками и получали особый уход. Лапы им мыли в тёплом вине, еду готовили аптекари, ради них совершали молитвы и приношения святому Губерту. Самый любимый пёс Мистоден носил платье и спал на настоящей постели.

Пожилой король был вынужден жить в Плесси постоянно и уже не имел возможности выезжать на охоту. Для развлечения он придумал миниатюрный вариант охоты в своей комнате: пускали крыс, за ними гонялись собаки, которые были послушны командам и жестам. И Людовик будто оживал, казалось, что он снова на коне и преследует оленя в лесу.

Набожность короля

Развлечения лишь ненадолго отвлекали короля от страха перед приближающимся концом. В конце жизни он стал суеверным и набожным. Его молитвы сопровождались дарами и приношениями сотен тысяч франков самым известным местам паломничества, как во Франции, так и за границей: Трём Волхвам в Кельне, Божьей Матери в Ахене, святому Бернардину в Аквиле, святому Сервию Утрехтскому, святому Якову в Компостелле, нескольким церквям в Неаполе и святому Иоанну Латеранскому в Риме. Он выписывал знаменитые реликвии. В конце 1482 года пригласил к себе знаменитого старца Франциска Паолийского из Калабрии, для которого был построен специальный скит возле капеллы Святого Матфея.

Людовик XI выбрал местом своего последнего пристанища Нотр-Дам в Клери. Приказал установить на могиле свою статую выше человеческого роста, из позолоченной меди со вставками из голубой и багряной эмали.

Скульптуру создали немецкие мастера за 1000 золотых экю. Людовик с длинными чёрными волосами до плеч в охотничьем костюме стоит перед Богоматерью. Сбоку у него шпага, через плечо перекинут охотничий рог, а на шее – цепь Ордена Святого Михаила. Рядом с ним – одна из его знаменитых борзых в кожаном позолоченном ошейнике.

Короля не стало в конце августа 1483 года, а через несколько месяцев ушла из жизни королева Шарлотта Савойская.

Кончина короля и королевы в самом центре Турени, провинции, которую они предпочли остальным, показала прочную связь между Короной и долиной Луары.

Ренессанс уже раскрыл свои крылья во Франции

Жизнь королевского двора в Турени задавала ритм и для небольших дворов в Амбуазе и Плесси. Король Людовик жил на заре новой эпохи. Конечно, было и то, что связывало его со средними веками, а именно страсть к охоте, болезненное добровольное затворничество в последние годы и чрезмерная набожность. Но победы, энергичная политика, великие свершения, которые стали возможны благодаря личному контакту с людьми, даже самыми низшими по рангу – черты, которые говорят о том, что король был открыт окружающему миру.

Об этом говорят и посольства, отправленные во все крупные страны того времени, интерес короля к разным товарам знакомых и незнакомых земель. И даже сама крепость-резиденция короля Плесси, просторная, весёлая, украшенная картинами, с живописным садом между крепостными стенами и голосами птиц.

Ещё в жизни Людовика XI был необычный для того времени этап. Он смог спуститься к людям во время изгнания, чтобы жить в своё удовольствие, общаясь с друзьями, которых он сам выбрал, а не с придворными, чьё присутствие навязывали жёсткие правила феодальной иерархии.

Ренессанс уже расправил свои крылья во Франции и показал себя, как эпоха раскрепощения человека. Теперь король получил право делать выбор, где он хочет жить и с кем общаться, как любой свободный человек.

P.S. Пишите в комментариях, какой замок понравился вам больше всего, чем удивила эпоха короля Людовика XI. Делитесь статьей с друзьями в социальных сетях.

Источники:

1. Клулас И. Повседневная жизнь в замках Луары в эпоху Возрождения / Пер. с фр. О. Жуковой, Л. Кайсаровой; Науч. Ред. и вступ. ст. А.П. Левандовского. – 2-е изд. – М.: Молодая гвардия, 2006. – 358[10] с.: ил. – (Живая история: Повседневная жизнь человечества).

2. Дельнов А.А. Франция: большой исторический путеводитель / Дельнов А.А. – М.: Эксмо: Алгоритм, 2010. – 864 с.: ил. – (Большой исторический путеводитель).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.